В Ставрополе «Дело коллекторов» имело продолжение

<p>Вопиющий случай в Ставрополе, когда в ходе выбивания долгов коллекторы парализовали работу городской больницы на двое суток, потряс всю страну. Напомним, громкая история с отключением телефонной связи в детской больнице Ставрополя произошла 2 и 3 марта (ранее «StavPress» писал об этом). «Выбиватели» долгов таким образом хотели подействовать на одну из медсестёр учреждения, которая не смогла вовремя выплатить несколько тысяч рублей банку. Дело уже передано в суд, при этом в ходе проверки следователи раскритиковали действия не только коллекторов, но и руководства больницы.</p><p>Однако сам инцидент всё-таки повлёк ряд положительных сдвигов. Сразу же после происшествия Уполномоченный при президенте России по правам ребёнка<strong> Павел Астахов</strong> разразился целой тирадой в адрес коллекторских агентств на личной странице в сети «Instagram».</p><p>Вслед за этим Госдума сразу же принялась за законопроект о коллекторской деятельности, который лежал на рассмотрении в нижней палате с февраля, и без единой поправки одобрила его.</p><p>В принятом документе прямо запрещается применять к должнику физическую силу, угрожать ему причинением вреда здоровью или убийством; применять методы, опасные для жизни и здоровья людей, оказывать психологическое давление, оскорблять и унижать должника, вводить в заблуждение и так далее. Законопроектом также запрещается сообщение о долге третьим лицам, включая родственников и сослуживцев, размещение сведений о должнике в интернете, на здании или жилом доме. Согласно новым правилам, коллекторы не смогут звонить заёмщикам чаще двух раз в неделю и встречаться с ними чаще одного раза в неделю. Общение будет ограничено по выходным с 20:00 до 9:00 и по будням с 22:00 до 8:00.</p><p>Казалось бы, проблему можно считать исчерпанной, ведь ряд движений ответственные чиновники сделали. Однако насколько действенны эти изменения, рассказывает корреспонденту StavPress председатель «Союза потребителей финансовых услуг» <strong>Игорь Костиков</strong>:</p><p>- На самом деле, коллекторские проблемы населения связаны не столько с банками, сколько с микрофинансовыми организациями, выдающими небольшой кредит на короткий срок под огромный процент. Пример - случай в Ульяновске: человек взял четыре тысячи, заболел, просрочил платёж, а там набежало сорок тысяч.</p><p>Жалобы в полицию на микрофинансовые организации только за первое полугодие прошлого года подали 22 тысячи человек. За этот год, при таком развитии событий, будет сто тысяч. Во многих странах подобные организации запрещены, считаются ростовщической деятельностью, не совместимой с моралью. Либо установлена верхняя ставка. Одна из самых высоких в Австралии – 70 процентов (это в десять раз меньше, чем у нас).</p><p>Но, если кредиты выдаются, значит, это кому-нибудь нужно, и интересы клиента здесь рассматриваются в последнюю очередь. Ростовщик никогда не остаётся внакладе. Слабая сторона – потребитель, у которого, в отличие от финансового института, нет возможности профессионально оценить риск.</p><p>У нас в стране процветает так называемый «кредитный экстремизм»: навязывание кредита на месте продажи товаров и услуг под профессиональным психологическим давлением, не позволяющим человеку адекватно отреагировать. Несчастному одобряют кредит, чаще всего грабительский, даже если он не был в состоянии оплачивать его с самого начала. Но цель одна: выдать кредит любой ценой. Это роднит явление кредитного экстремизма с мошенничеством финансовых пирамид.</p><p>Уровень невозврата кредитов, по данным <strong>Центробанка</strong>, долгие годы не превышал 7,5 процентов. В этом году, учитывая кризис и тяжелейшее материальное положение граждан, будет 11. В разряд «плохих» перейдут кредиты, выданные до 2013 года, во времена бума рынка потребительского кредитования.</p><p>Буквально на днях я видел результаты торгов. Один из наших крупнейших банков продал коллекторам долговой портфель за один процент от стоимости этих невозвратных кредитов! Коллекторы в данном случае - очень удобная форма. Они могут оплатить банковскому служащему продажу портфеля невозвратных кредитов с максимальной скидкой. Списанный после продажи со своего баланса портфель фактически возмещает за счёт субсидирования государством.</p><p>А коллекторам есть, где развернуться: покупая за тысячу рублей непогашенный кредит в сто тысяч, из которого человек уже заплатил банку тысяч девяносто пять, если учитывать проценты, по полной программе выбивают из заёмщика сам долг, пени, штрафы и ещё деньги за свои коллекторские услуги.</p><p>Как с этим бороться? Всё-таки, в первую очередь, наказывать штрафами банки, у которых много невозвратных кредитов. Центробанк должен требовать, чтобы оценка кредитных рисков заёмщика проводилась надлежащим образом.</p><p>Кроме того, я считаю, что из закона должно быть исключено право передачи микрофинансовыми организациями и банками невозвратной задолженности граждан третьим нелицензированным лицам. Необходимо сделать продажу всех кредитов публичной. А в отношении потребительских кредитов включить специальную оговорку о том, что потребитель имеет привилегированное право выкупить свой кредит у банка по цене аукциона с оплатой некоторой суммы комиссионных. Вопрос будет исчерпан, и все останутся довольны.</p><p><br /><br /></p>

2016-03-25

StavPress
Россия
В Ставрополе «Дело коллекторов» имело продолжение

В Ставрополе «Дело коллекторов» имело продолжение

В Ставрополе «Дело коллекторов» имело продолжение

В Ставрополе «Дело коллекторов» имело продолжение

   
   
При каких условиях кредитный вопрос будет исчерпан и все останутся довольны? Госдума бьет коллекторов по рукам

Вопиющий случай в Ставрополе, когда в ходе выбивания долгов коллекторы парализовали работу городской больницы на двое суток, потряс всю страну. Напомним, громкая история с отключением телефонной связи в детской больнице Ставрополя произошла 2 и 3 марта (ранее «StavPress» писал об этом). «Выбиватели» долгов таким образом хотели подействовать на одну из медсестёр учреждения, которая не смогла вовремя выплатить несколько тысяч рублей банку. Дело уже передано в суд, при этом в ходе проверки следователи раскритиковали действия не только коллекторов, но и руководства больницы.

Однако сам инцидент всё-таки повлёк ряд положительных сдвигов. Сразу же после происшествия Уполномоченный при президенте России по правам ребёнка Павел Астахов разразился целой тирадой в адрес коллекторских агентств на личной странице в сети «Instagram».

Вслед за этим Госдума сразу же принялась за законопроект о коллекторской деятельности, который лежал на рассмотрении в нижней палате с февраля, и без единой поправки одобрила его.

В принятом документе прямо запрещается применять к должнику физическую силу, угрожать ему причинением вреда здоровью или убийством; применять методы, опасные для жизни и здоровья людей, оказывать психологическое давление, оскорблять и унижать должника, вводить в заблуждение и так далее. Законопроектом также запрещается сообщение о долге третьим лицам, включая родственников и сослуживцев, размещение сведений о должнике в интернете, на здании или жилом доме. Согласно новым правилам, коллекторы не смогут звонить заёмщикам чаще двух раз в неделю и встречаться с ними чаще одного раза в неделю. Общение будет ограничено по выходным с 20:00 до 9:00 и по будням с 22:00 до 8:00.

Казалось бы, проблему можно считать исчерпанной, ведь ряд движений ответственные чиновники сделали. Однако насколько действенны эти изменения, рассказывает корреспонденту StavPress председатель «Союза потребителей финансовых услуг» Игорь Костиков:

- На самом деле, коллекторские проблемы населения связаны не столько с банками, сколько с микрофинансовыми организациями, выдающими небольшой кредит на короткий срок под огромный процент. Пример - случай в Ульяновске: человек взял четыре тысячи, заболел, просрочил платёж, а там набежало сорок тысяч.

Жалобы в полицию на микрофинансовые организации только за первое полугодие прошлого года подали 22 тысячи человек. За этот год, при таком развитии событий, будет сто тысяч. Во многих странах подобные организации запрещены, считаются ростовщической деятельностью, не совместимой с моралью. Либо установлена верхняя ставка. Одна из самых высоких в Австралии – 70 процентов (это в десять раз меньше, чем у нас).

Но, если кредиты выдаются, значит, это кому-нибудь нужно, и интересы клиента здесь рассматриваются в последнюю очередь. Ростовщик никогда не остаётся внакладе. Слабая сторона – потребитель, у которого, в отличие от финансового института, нет возможности профессионально оценить риск.

У нас в стране процветает так называемый «кредитный экстремизм»: навязывание кредита на месте продажи товаров и услуг под профессиональным психологическим давлением, не позволяющим человеку адекватно отреагировать. Несчастному одобряют кредит, чаще всего грабительский, даже если он не был в состоянии оплачивать его с самого начала. Но цель одна: выдать кредит любой ценой. Это роднит явление кредитного экстремизма с мошенничеством финансовых пирамид.

Уровень невозврата кредитов, по данным Центробанка, долгие годы не превышал 7,5 процентов. В этом году, учитывая кризис и тяжелейшее материальное положение граждан, будет 11. В разряд «плохих» перейдут кредиты, выданные до 2013 года, во времена бума рынка потребительского кредитования.

Буквально на днях я видел результаты торгов. Один из наших крупнейших банков продал коллекторам долговой портфель за один процент от стоимости этих невозвратных кредитов! Коллекторы в данном случае - очень удобная форма. Они могут оплатить банковскому служащему продажу портфеля невозвратных кредитов с максимальной скидкой. Списанный после продажи со своего баланса портфель фактически возмещает за счёт субсидирования государством.

А коллекторам есть, где развернуться: покупая за тысячу рублей непогашенный кредит в сто тысяч, из которого человек уже заплатил банку тысяч девяносто пять, если учитывать проценты, по полной программе выбивают из заёмщика сам долг, пени, штрафы и ещё деньги за свои коллекторские услуги.

Как с этим бороться? Всё-таки, в первую очередь, наказывать штрафами банки, у которых много невозвратных кредитов. Центробанк должен требовать, чтобы оценка кредитных рисков заёмщика проводилась надлежащим образом.

Кроме того, я считаю, что из закона должно быть исключено право передачи микрофинансовыми организациями и банками невозвратной задолженности граждан третьим нелицензированным лицам. Необходимо сделать продажу всех кредитов публичной. А в отношении потребительских кредитов включить специальную оговорку о том, что потребитель имеет привилегированное право выкупить свой кредит у банка по цене аукциона с оплатой некоторой суммы комиссионных. Вопрос будет исчерпан, и все останутся довольны.



Оставить комментарий
Получать ответы на почту

 Возврат к списку новостей

19 января, пятница

Курсы валют

  ЦБ РФ  59.54 
  ЦБ РФ  67.69